Старая книга

Русские куры. Абозин, 1882

Глава "Русские куры" из книги И. И. Абозина "Куроводство", 1882

Русские куры

Под именем русских кур мы разумеем туземную нашу курицу. Всякий знает, конечно, эту курицу, хотя, может быть, не обращал особенного на нее внимания. Без сомнения, русская курица имеет особенности, выработавшиеся под влиянием нашего климата, почвы и других местных условий.

Иностранные писатели о курах описывают между прочим своих туземных кур, отзываясь о них, как о безпородных особях, происшедших от сложного скрещивания различных пород кур, и потому не обладающих никакими характерными признаками. Это, конечно, до известной степени справедливо, но и туземная курица, какой бы то было страны, должна иметь свой тип, отличающийся до некоторой степени от таковых же кур других местностей. Так, например, Тегеймейерь говорит, что в некоторых местностях Англии туземные куры своим плотным оперением и формами сильно напоминают тип английского бойцового петуха. Это зависило от того, что в те времена, когда петушиный бой был в моде у англичан, фермеры обязаны были доставлять арендатору одного или нескольких бойцовых петухов. Со времени же распространения кохинхинской породы в тип туземной курицы, стало заметно преобладание крови этой последней. В туземных курах Германии преоблодающее влияние принадлежит гамбургской расе. «Некоторые уверяют, - говорит Тегенмейер, - что простые безпородные ублюдки превосходят чистокровных кур в экономическом отношении. Мы спросим у них, знают ли они каких-нибудь простых кур, которые бы давали больше яиц, чем настоящие гамбургские или кохинхинки, или таких, которые бы могли соперничать с доркингами и гудан в отношении вкуса и сочности мяса?»

Тегенмейр прав, говоря это. Да английский любитель птицевод и не может иметь иного взгляда на безпородных простых кур, но для нас, русских, это мнение почтенного писателя имеет лишь относительную цену. Англичане давно уже обладают многими породами кур, отличными в том или другом отношении. У них есть прекраная порода бойцовых кур, отличающиеся замечательной красотой оперения и несрмненным изяществом форм; их бентамки Себрайта славятся, как самая блестящая декоративная птица; наконец, их доркинги известны всему свету, как первостепенная столовые куры. Французы точно также могли бы с презрением относится к простым безпородным курам, имея таких превосходных кур, как гудан, кревкер и флеш, и в самом деле мы замечаем, что французких писателей даже ничего не говорится о простой туземной курице. Совсем другое дело у нас. У нас нет породистых кур, на которых мы бы могли указать с гордостью, как на насоящих русских. Между тем иностранные породы не могли еще у нас акклиматезироватся настолько, чтобы все превосходные качества их проявились здесь в той же степени, как и на родине. Нам предстоит нелегкая задача – выроботать тип нашей русской породистой курицы. К этому вопросу мы вернемся после, а теперь рассмотрим нашу русскую курицу, как она есть.

Общий признак русской простой курицы - это ее приземистый перистый вид. Грива у петуха пышная; крылья большие, несколько опущенные; хвост большой с длинными развивающимися косицами. Голова вообще большая; форма гребня черзвычайно разнообразная. Голова часто украшается небольшим хохлом; у некоторых экземпляров имеются баки и небольшая борода. Ляшки короткие, скрытые в перьях туловища. Плюсна тонкая,голая или же слабо оперенная. Относительно внешности этих простых кур можно сказать, что она вообще не особенно красива; но между ними попадаются экземпляры, обладающие необыкновенно красивым оперением.

Голос русского петуха очень характкрный. Петух поет звонко и протяжно, причем последняя нота его переливчатой песни постепенно замирает. Иногда после окончания своего кукареку петух издает какой-то глухой отголосок. Многие сельские жители особенно дорожат хорошими певцами и по преимуществу оставляют их на племя; при этом всегда отдается предпочтение более звонкому и протяжному голосу. Живя в деревне, я часто ранним утром заслушивался пением петухов. Издали кажется, как будто петухи высвистывают свою протяжную, меланхолическую, с какими-то особенными переливами, песню. Перекликиваясь на заре, петухи поднимают такой несмолкаемый концерт, голоса их так сливаются, что кажется будто слышишь какую-то фантастическую музыку, однообразие которой лишь изредка нарушается резким криком какого-нибудь задорного соседского певца. Русский человек привык узнавать время по пению петухов; это для него самые лучшие часы. В первый раз петух начинает петь в 1-м часу ночи, это первые петухи; вторые петухи поют во 2-м часу и, наконец, третьи - в 4-м часу утра. Сельские жители, отправляются в путь, дожидаются пения первых петухов, чтобы, благословясь, отправиться в дорогу. После пения вторых петухов деревенские бабы встают с постелей, чтобы замесить хлеб, приняться доить коров и т.д. Вместе с третьими петухами всё рабочее население деревни уже отправляется на свои ежедневные работы. У нас даже есть поговорка: «он встает с первыми петухами», «третьи петухи пропели» и т.п. Рассказывают, что знаменитый русский полководец А.В. Суворов любил соображатся в некоторых случаях с пением петуха, которого будто бы возил с собой даже в походах. Он вскакивал со своей походной постели вместе с первым криком петуха и будил свою армию, чтобы отправлятся на свои геройские подвиги. Иногда сам знаменитый фельдмаршал подавал знак к началу похода, подражая пению петуха. Ко всему этому я должен прибавить, что в русском народе существует поверье, будто нечистая сила, которая разгуливает по лицу земли, впродлении ночи исчезает вместе с первым криком полуночного петуха.

Характер русского петуха заслуживает также описания. Он вообще драчливый. Петухи часто дерутся между собою, причем предметом спора большую частью бывает прекрасный пол. Если сильные петухи сойдутся и бой у них завяжется, то иногда их поединок оканчивается смертью одного из бойцов; но так как русский петух не обладает таким сильным боем, как бойцовый, то поединок этих витязей часто продолжается по целым часам. Всего чаще бой оканчивается бегством одного из бойцов, который, сознав превосходство соперника, избегает его. После боя побежденный при встречи с победителем складывается, приподнимает перья гривы, приседает к земле и постепенно удаляется, издавая гортанные жалобные звуки. На очень обширных дворах русские петухи, завоевав себе по несколько кур, отделяются с ними друг от друга и держатся в тех частях двора, вблизи которых находится место их ночлега - около сарая, конюшни или курятника, строго охраняя границы своих владений от нашествия непрошенного соперника.

Я уже упоминал, что русский петух не обладает таким сильным боем, как бойцовый; но на обширном дворе они по большей части успевают прогнать со двора даже и хорошего бойцового петуха. Его тактика в этом случае замечательна. Убедившись из одной или двух схваток в превосходстве боевых средств своего врага, русский петух обращается в самое постыдное бегство; но, потеряв одну битву, он далеко не считает свое дело проигранным. На другой же день он снова открывает неприязненные действия, не вступая уже в серьезный бой, но, ударившись на махахь с опасным противником раза два или три, поспешно ретируется. Этот маневр он проделывает несколько раз впродолжении дня; при этом он пристально следит за своим врагом и если тот зазевался, - как молния, бросается на него и наносит удар. Но, как только оторопевший противник поворачивается к нему, чтобы отомстить дерзкую обиду, он самым безсовестным образом обращается от него в бегство и когда отбежит настолько, что не боится уже преследования, с торжествующим видом затягивает свое кукареку. Эти приемы, повторяемые на дню много раз, наконец, так надоедают бойцовому петуху, что он начинает чувствовать нежелание вступать в бой; но как только эта слабость обнаружена - русский петух скоро прогонит со двора своего сильного соперника. Все описанное мною о характере русского петуха хорошо известно любителям бойцовых кур, которые много досадуют на этих воинственных партизанов, так как они портят хороших бойовых петухов.

С курами русский петух, как говорится, ласков. Он заботливо охраняет их от неожиданных нападений пернатых хищников, вовремя предупреждая об опасности особенным громким криком; он отдает курам каждое найденное лакомое зернышко и сильно ревнует их к своим соперникам. Если вы вздумаете поймать курицу в руки, то петух со слепою храбростью бросается на вас с целью освободить свою подругу.

Вся жизнь курицы поглощена ее материнскими обязанностями: она или несется, или же насиживает и водит цыплят. Едва ли какая другая курица превосходит русскую в этом последнем отношении. Она храбро защищает цыплят от опасности и неутомимо копается в рыхлой земле, отыскивая им червей и личинок насекомых. Только не вздумайте дать ей чужих цыплят: она очень скоро отличит их между своими и станет безпощадно клевать их. Я знал много случаев, когда подобная наседка забивала припущенных к ее вывудку чужих цыплят до смерти. Кто отбирает у наседки вылупляющихся цыплят, тот должен знать, как потом подпустить их обратно к матери. Это нужно делать вечером, осторожно подкладывая под наседку цыплят одного за другим. Курица, просидев ночь с цыплятами, на утро относится уже к ним, как к свом детям. Таким путем можно, конечно, поручить попечению наседки цыплят, и не ей самой насиженных. Русская курица очень любит класть яйца в каких-нибудь скрытных и часто недоступных местах. Когда явится у нее желание насиживать, то она охотно садится в то гнездо, где клала яйца, и часто упорно отказывается насиживать в другом месте. Она водит своих цыплят иногда очень далеко от своего двора и хозяин иной день вовсе не видит своей наседки с цыплятами. В особенности это случается в таких местностях, где много пустопорожней земли и где местность изобилует оврагами, поросшими лесом и кустарникоми. Я знал несколько примеров, что русские куры все лето бродили со своми выводками в подобных местностях, ведя совершенно одичалую жизнь, и только с наступлением осенних стуж возвращались в курятники своих хозяев со своим уже выросшим семейством. Вообще русская курица непроихотлива, но поверит ли иностранный куровод, англичанин или француз, если ему сказать, что у нас во многих деревнях летом куры вовсе не получают корм от хозяев. Питаются они тем, что сами себе в состоянии добыть. Пищей их в это время служит трава, различные ягоды и червяки. Осенью они питаются зернами, которые остаются на гумнах после уборки хлеба. В холодное время их хотя и кормят, но что это за корм! Какая порода в состоянии жить, питаясь, например, рубленой мякиной, собранной с гумна, обваренной кипятком и присыпанной мукой, или же кажурой от льна; отпаренные отруби составляют для них уже роскошную пищу. Живет наша курица в холодных сараях, легко перенося самые страшные морозы. До чего она вынослива-можно видеть из следующего примера. Я видел русских кур, которые даже и зимою почти не получали корма, ибо незначительное количество пшеничных отрубей, замешанных с водой, нельзя считать за надлежащий корм; ночевали на деревьях под открытым небом, так что утром слетали со своих импровезированных нашестей обледенелые и все-таки остались живыми и здоровыми. Не правда ли, это поразительно, даже невероятно, но это - факт. Я должен, впрочем, прибавить, что это я наблюдал на Кавказе, где не бывает особенно сильных морозов.

И при таких условиях существования эта курица с наступлением весны начинает нестись. Если же на зиму взять ее в хороший курятник, причем днем позволить прогуливатся по двору, то она будет нестись чуть ли не круглый год. Правда, яйца не велики - 8 яиц ее идет на фунт - и она не может положит столько яиц, сколько дает их гамбургская или кохинхинская курица; но много ли даст яйца любая породистая несушка при таких варварских условиях существования?!...

Я далек, однако же, от того, чтобы утверждать, что содержимая в таком виде наша русская курица превосходит улучшенные иностранные породы. Напротив, ей не хватает многого, чтобы считать ее даже на втором плане. Она очень неказиста и в ней нет характеристичных признаков породы; к тому же она мелка, ибо весит никак не более 4 фунтов, а петух - 5-5,5 фунтов.

Русские цыплята выводятся замечательно легко и тотчас по вылуплению из яйца могут стоять на ножках, а на другой день уже бегают за наседкой. Они растут и развиваются по истине с изумительной быстротой. Не успели они еще опериться, а уже гребни у петушков краснеют и около 7 или 8 недель петушки начинают петь, драться и форсить. Они никогда не болеют мытом, который так губителен для всех без исключения иностранных пород. Около четырех месяцев петушки уже начинают ухаживать за курами и некоторые из них принимают на себя осанку и действия взрослых самцов. В пуху русские цыплята прелестны. Я чрезвычайно люблю наблюдать их в это время: они так живы, так проворны и веселы. Когда едят, они издают непрерывные, веселые, гармоничные звуки вроде щебетания, которые для уха любителя куроводства имеют особенную прелесть.

Молодки начинают нестись на шестом месяце от рождения и если держать их хорошо, то будуть нестись почти без перерывов. Вообще же я считаю, что русская курица легко может дать в год до 150 яиц. Насиживают они раза два или три впродление лета. В характер русской курицы есть еще одна, не особенно приятная для хозяина черта - это чрезвычайная юркость. Никакой забор не защитит сад от ее набегов. Она ощипывает ягоды с кустов смородины, крыжовника и малины, взлетает на вишневые деревья и на яблони, чтобы клевать плоды. Малейшая неисправность в заборе - и она воспользуется ею, чтобы пробраться куда ей не следует. Сила ее полета такова, что она перелетает самые высокие заборы и когда ее преследуют залетает на крышу высокого сарая. Оттуда она слетает на землю без всякого для себя вреда.

В заключении характеристики этих кур я должен сказать, что, по-моему замечанию, они сравнительно недолговечны. Петух на четвертом году сильно слабеет, так что его необходимо заменять молодым. Может быть, это зависит от того, что у нас есть дурное обыкновение оставлять при одном петухи слишком много кур.

Еще я ничего не сказал о русских курах в отношении их достоинств, как столовых кур. Мясо молодок довольно мягко и вкусно, но мясо старых кур очень неудовлетворительного по причине жесткости. Петух-переярок имеет до того жесткое мясо, что почти не годится в пищу. Из него можно приготовить хороший крепкий бульон, но в жареном виде он неудовлетворительный. Впрочем, рано развивающиеся цыплята русских кур идут для стола в большом количестве. Я должен прибавить, что русская курица хорошо выносит самое тесное заключение и потому ее не трудно откармливать.

Представляя весьма важные недостатки, из которых главный - незначительная велечина, русская курица имеет и неоспоримые достоинства. Самое ценное ее качество - это изумительная выносливость. Если заняться облагораживанием типа нашей туземной курицы и в особенности, если увеличить ее рост, то мы имели бы прекраснейшую и для нашего климата незаменимую породу. Но как приступить к этому; занятся ли улучшением породы самой в себе, посредством подбора выдающихся особей или же посредством скрещивания?

Рассмотрим сперва последний способ. От скрещивания с кохинхинками обыкновенно получаются ублюдки очень некрасивые. Они имеют пушистое некрасивого цвета оперение, короткий хвост и крылья, а также оперенные ноги. Это хотя сравнительно тяжеловесные птицы, но безгрудые и вообще некрасивого сложения. Хотя от этих ублюдков при скрещивании их опять с русской курицей получаются потомки, довольно близко подходящие к типу русской курицы, но рост их уже значительно уменьшается, оперение же остается попрежнему некрасивым. Главный недостаток все-таки заключается в пушистом оперении, в особенности на ляшках, чтобы сразу видеть в этих птицах признаки кохинхинской крови. Скрещивание с малайскими и бойцовыми курами также не всегда дают удовлетворительные результаты, ибо хотя от этой помеси и получаются рослые, очень красиво оперенные и щеголеватые птицы, но часто слишком высокие на ногах, что нежелательно в типе породистой русской курицы.

Я видел ублюдков от испанских и доркингских кур с русской породой. От испанских кур неизменно наследуются ублюдками белая и большая ушная мочка, хотя сложение получается довольно удовлетворительное. Ублюдки от доркингов, виденные мною, не оставляют желать ничего лучшего как по складу тела, так и по размерам, но зато пятый палец доркингов упорно проявляется у потомков от скрещивания птиц иногда в течение нескольких поколений.

Что касается помеси с хохлатыми и гамбургскими курами, то результаты этих помесей совсем неудовлетворяют требованиям; от первых неизменно наследуются хохол, бока и борода, а вторые очень мелки, чтобы скрещивание с ними могло представляться желательным.

Правда, в течение нескольких лет можно путем скрещивания с любой крупной породой достичь увеличения роста, а посредствам тщательного подбора - добиться птиц с характеристическими признаками русской курицы; но этот путь слишком медлен и требует со стороны куровода неустанных забот и особенного умения. Кроме того, едва ли потомкам этих помесей не передадутся и болезненные наклонности этих породистых рас. К тому же этот способ доступен не для всякого, ибо не всякий в состоянии достать дорогостоящих иностранных кур.

Так как тип туземной курицы создается под влиянием местных условий существования и этот тип наиболее соответствует той местности, где он возникает, то наша прямая задача улучшить этот тип, сохраняя все особенности его строения. Всего рациональние поэтому улучшать местных кур с помощью подбора лучших и наиболее типичных производителей. Таким путем, совместно со старательным уходом, можно быстро облагородить породу; но увеличение роста достигается очень медлено.

Для успешного улучшения какой бы то ни было породы надо прежде всего выработать ее характеристичные черты и уже после приступить к действию, постоянно и неуклонно придерживаясь раз принятого плана.

Придумывать тип русской курицы даже и нет надобности, так как имеется полная возможность избрать такой между множеством разновидностей, обыкновенно представляемых различными эклемплярами туземных кур.

Я имею в настоящее время двух петухов и нескольких русских кур, представляющих собою весьма красивые и типичные образцы этой породы.

Один из этих петухов по цвету оперения может быть назван черногрудым золотисто-красным. Обильное оперение его чрезвычайно блестяще и эффектно. Грива длинная, очень полная; концы ее красиво стелятся по плечам, достигая серповидных перьев поясницы. Эти последние перья очень густы и так длинны, что совершенно закрывают собою, на подобии густой шелковой бахромы, концы крыльев. Хвост - роскошный, совершенно черный. Косицы с блестящим зеленым отливом; они широкие и такой длины, что ниспадающие их концы находятся на одном уровне с концами серповидных перьев поясницы. У основания хвост обильно снабжен пухом и множеством малых серповидных перьев. Хвост таких размеров, что равняется величине всего туловища; он поставлен перпендикулярно к линии спины и перья его расположены веерообразно. Крылья очень широки и длины, совершенно закрывают собою бока и живот птицы; когда же петух находится в воинственном настроение или ухаживает за курицей, то тяжелые крылья опускаются так, что, закрывая совершенно ляшки, своими концами почти касаются земли.

Ляшки толстые, короткие, почти не выделяются из очертаний корпуса птицы и покрыты плотными глянцевыми оперьями. Плюсна короткия, свинцово-синего цвета, сравнительно тонки и очень коротки, без малейшего признака перьев. Пальцы короткие, изящно сформированные, с маленькими тупыми когтями. Петух выглядит тяжелой, приземистой птицей, красиво и обильно оперенный. Его большая голова, увенчена коралово-красным розовидным гребнем, своею формою очень напоминающим наковальню, усеянную меленькими коническими бугорками. Сережки средней величины, висячие; ушная мочка красная, умеренных размеров. Глаз можно назвать скорее маленьким, чем большим. Он почти янтарного цвета, но по краям окраска радужной оболочки немного темнее, что сообщает ему резкий, если можно так выразится, разбойнический взгляд. Клюв темно-рогового цвета, толстый, короткий, но не особенно массивный. Основание клюва покрывается низко спускающимся гребнем. У этого петуха замечается позади гребня небольшой хохолок в виде короткой, узкой ленты из тонких блестящих перьев.

Весит этот петух 8 фунтов. На рисунке в начале этой главы представлен другой петух; он светло-серый, уткокрылый и весит 7 фунтов.

Русские куры, находящиеся у меня с этими петухами; различного оперения, но преимущественно молочно-желтые и подласые. Они плотно и кругло сложены, с такими же розовидными гребнями, как у обоих петухов, совершенно без хохлов, с короткими, голыми ногами. Они весят не менее 6 фунтов каждая.

Я не вдаюсь здесь в подробное описание светло-серого петуха и молочно-желтых кур, так как это оперение уже описывалось в главе о бойцовых курах. Считаю необходимым дать краткое описание оперения кур, которых я назвал подласыми, так как, может быть, этот термин не понятен для некоторых читателей.

Я не знаю кур, которые были бы красивее подласых. Они очень похожи на тех, которых описывют под именем серых уткокрылых. Весь корпус курицы покрыт светло-серым пером с серебристо-белыми стержнями. Каждое перо имеет тоненькую оторочку такого же серебристо-белого цвета. Хвост их черный, но кроющие перья хвоста такой же окраски, как и перья спины и поясницы. Грудь, ляшки и нижния часть корпуса покрыты перьями сливочного цвета, переходящаго на живот и зад в светло пепельный. Грива темная, бархатистая, с узкими белыми полосками посредине каждого пера. Там, где грива начинается у горла, она имеет блестящий серебристо-белый цвет; у плеч же перья сплошь окрашены мягким бархатным черным цветом. Эта грива представляется прелестной темной пелеринкой, весьма эффектно обрисовывающейся на бледном сливочном фоне груди. Я не скрою, что найти этих двух петухов и нескольких кур было далеко не легким делом. Подобные образцы встречаются очень редко и мне пришлось много перекупить и забраковать различных кур прежде, чем удовольствоваться моими настоящими курами.

Владея такими типичными на мой азгляд экземплярами русских кур, я решился приняться за улучшение этой породы. Мой план - увеличить их рост, сохраняя по возможности форму и красоту оперения. С этою целью я пустил с красным петухом, кроме молочных русских кур, одну такого же пера бойцовую курицу. Эта последняя отличалась большим ростом и принадлежала к той категории птиц, которых я называю голоперыми. К серому петуху, кроме двух подласых кур, пущены были две курицы породы уткокрылых серых. Они не были так высоконоги, как желтая бойцовая. Кроме того, к красному петуху была пущена еще курица-ублюдок от простой русской и коричневой кохинхинки.

От всех этих кур я получил около сотни цыплят, из которых многие обещают быть прелестными и очень типичными курами.

Замечательно, что почти все цыплята унаследовали розовидный гребень петухов и их оперение, несмотря на то, что некоторые из моих кур обладали одиночным простым гребнем.

Цыплята от желтой бойцовой курицы в большинстве случаев унаследовали высокие ноги их матери и ее скудное оперение. Они ходили полуоперенные, тогда как остальные цыплята были уже хорошо одеты пером. Из этого сорта цыплят очень мало можно оставить на племя, так как они по телосложению далеко не типичны. От кохинхинки (ублюдка) я получил много хороших, толстых цыплят на очень коротких ногах. Эти цыплята почти не отставали в оперении от чисто-русских и у них хорошо различались крылья и хвост, к тому же эти цыплята отличались большим ростом и крепостью.

Цыплята от серых английских кур получились красивейшего пера и склада. Из них очень многие могут быть оставлены на племя. Судя по росту цыплят, я надеюсь отобрать из их числа несолько очень красивых экземпляров, весящих не менее 7 фунтов (для петушков и более).

В будующем мой план таков: я буду спаривать серых цыплят с красными и постараюсь отыскать хороших русских петухов и кур как серого, так и красного пера, чтобы спарить их с курами своего выводка для получения типичного потомства обоих сортов оперения.

Я сказал уже, что почти все цыплята унаследовали розовидный гребень, но далеко не у всех он имеет правильную форму. Лучшими гребнями будут обладать те птицы, у которых он в первое время очень широк и низок, как бы вдавлен в череп. Хохолок петуха наследовался очень немногими экземплярами и я нахожу, что без него тип еще красивее; в особенности от отсутствия его выигрывают куры. Мохны от кохинхинки наследовали большая часть ее цыплят, но были весьма незначительны и в следующем поколении наверно изчезнут совершенно.

Таким образом, с помощью скрещивания простой русской курицы с кохинхинкой и бойцовой породами, я надеюсь в течение 3 или же 4 лет вывести прочную новую породу чисторусского типа. Рост кур этой новой породы должен быть не менее 7-8 фунтов, петухов- от 8 до 10 фунтов, так что эти куры по своему весу будут принадлежать к числу самых крупных кур. Куры при хорошей носкости должны быть и хорошие наседки; главное же достоинство этой породы должно заключатся в необыкновенной крепости сложения и чрезвычайной выносливости. Цыплята должны хорошо выводиться, быстро расти и оперяться.

Кроме описанных разновидностей, есть много еще красивых типов русской курицы, между которыми замечательны серо-пятнистые куры, прекрасные образцы которых были показаны А.С. Баташевым в этом году в Москве, на выставке Московского Общества Любителей Птицеводства. Очень эффектны также и голубые русские куры.

И. И. Абозин

 
.
Сайт разработан: А.Ларионов