Старая книга

Московский бойцовый петух

Московский бойцовый петух.

Сведения о первоначальном распространение в России бойцовых кур уже изложены в брошюре В.Н. Соболева «О петушиных боях в Москве», а потому я позволю себе в начале этой статьи повторить изложенное в этой интересной книге об истории петухиного спорта в Москве.

«По рассказам старожилов, начало петушиной охоты в Москве положил граф А.Г.Орлов. Насколько верны эти рассказы – достоверно сказать нельзя, но ему приписывают первую выписку из Англии боевых петухов, которыми он потешался вместе с другими вельможами того времени, устраивая у себя петушиные бои, сопровождавшиеся большими закладами. Из этих закладов можно заключить, что граф Орлов смотрел на бой петухов не как простую забаву, а относился к этому делу, как охотник, внимание которого сосредоточилось на качествах бойцов, нахоливших в нем для себя оценку. Он, по рассказам, с таким вниманием относился к заведенной им петушиной охоте, что у него со строгою аккуратностью записывалось каждое снесенное яйцо и велась подробная родословная каждого петуха. В то же время был в Москве другой известный петушиный охотник, генерал Всеволожский, у которого были выписаны английские петухи и происходили боевые состязания с петухами других охотников из купцов, за которыми он посылал свои экипажи. Петухи же были у графа Орлова пера красного, а у Всеволожского – серого.

«В 1812г., при нашествии на Москву французов, в ней, конечно, было не до петушиных боев и все боевые петухи или были заблаговременно вывезены, или попали в суп; но по изгнанию неприятеля английские бойцовые петухи были заведены уже многими лицами. Петухи же графа Орлова появились тогда у дьякона того прихода, где жил граф, и, надо пологать, что этот дьякон или получил их в подарок от графа Орлова, или же приобрел другими какими-либо путями. От дьякона порода перешла к дьячку Калитниковского кладбища, который прославился между охотниками, и долгое ремя петухи под названием КАЛИТНИКИ считались самыми лучшими в Москве».

Кроме этих птиц, славилась также порода одного продовца старых газет. Петухи этого любителя были замечательно красивы и отличались большим ростом. Они не были так проворны, как калитники, но зато отличались необыкновенной силой и выносливостью.

Перо этих птиц заслуживает описания. Цыпленок этой породы обыкновенно покрыт черным пером с металлически-зеленым отливом; на 4-м месяце своего развития он мало-по-малу приобретал темно-красные бархатистые перья. Каждое перо гривы, плечь и поясницы взрослых птиц становилось с краев и на концах самого темно-красного бархатного цвета, причем середина пера оставалась блестящего темно-зеоеного цвета. Грудь, ляшки, нижние части тела и хвост имели матово-черный цвет, точно также как и летательные перья 1-го ряда, тогда как летательные перья 2-го ряда, видимые и тогда, когда крыло сложено, с наружней лицевой стороны отличались блестящим черно-зеленым цветом. Косицы, большие и малые, были черные, глянцевитые, с блестящими пурпуровым изеленоватым оттенками. Если издали смотреть на такого петуха, он кажется совершенно черным, но при ближайшем расмотрении замечаются его роскошные бархатисто черно-красные перья.

Петухи дьячка уступали по красоте этим петухам, известным у охотников под именем «старых газет», и были соловые, черногрудые и бурогрудые.

Кроме этих двух главных разновидностей бойцовых, у нас известны петухи: светло-серые уткокрылые, черные меднокрылые, черные полосатые, кровяно-красные, дымчатые и многие другие.

Из числа дымчатых или голубых особенно красивы петухи, все тело которых покрыто чисто-голубым пером, которое на плечах богато темно-голубого, почти черного цвета, с бархатистым блеском; глаза красные; ноги голубовато-серые составляют принадлежность этих птиц.

Вообще же у московских охотников предпочитаются желтые или темно-бронзовые (горелые) ноги и считается особенным достоинством, если при этом шпоры и ногти черные как уголь.

В общих чертах московский бойцовый петух сохранил характерные признаки своего родоночальника – английского бойцового петуха; но под влиянием климатических и других местных условий видоизменился настолько, что можеть быть расматриваемым, как самостоятельная порода. Формы его гораздо массивнее и не так изящны. Вес хорошего нашего бойца далеко превосходит вес английского и часто достигает 7-8 фунтов; много найдется кур весом 6 и более фунтов. Это отступление в формах, я полагаю, произошло отчасти вследствии скрещивания, которому подвергался чистый английский петух с некоторыми другими породами. Так, часть наших бойцовых кур были вывезены из Бельгии. Эти последние отличались громадным ростом и многими другими признаками, указывающими на их близкое родство с малайской породой.

Действительно, рассматривая наших бойцовых кур, легко заметить, что между ними преобладает два типа:

Голоперые – так называемые петухи на высоких ногах, с выпуклой, но однако, не горбатой спиной, с тонкою длинною шеей, покрытые узким и мелким пером.

Преземистые – на более низких ногах, прямой спиной, короткой шеей и, так называемым, конистым складом, покрытые более обильным оперением.

Первый тип, очевидно, имеет следы примеси малайской крови или бойцовых бельгийских кур. У петухов этого сорта нередко замечается разветвление задней части гребня, имеющего вид небольшой коронки.

Из многочисленных наблюдений боевых достоинств наших петухов замечено, что самыми лучшими бойцовыми бывают птицы второй категории. Не будучи столь высоки на ногах, они гораздо устойчивее сложены, проворны и черезвычайно выносливы. Впрочем, я должен заметить, что самой громкой славы и цены достигали петухи большого роста, но это были исключительные птицы, редко дававших достойных себе потомков, тогда как большинство птиц второй категории чаще производит хороших бойцов.

Наш петух не так проворен и верен, как настоящий английский, но его удар тяжелее и он сильно отшпаривается. Хороший наш боец рассудителен и хладнокровен в бою; он, как говорится, не гонится за тычком, но стойко переносит удары, в тоже время стережет удобный момент, чтобы захватить клювом соперника к месту и нанести ему могучий удар. Нашим охотникам по необходимости пришлось разводить крупных птиц, так как рост и сила в состяниях, особенно молодых петухов, всегда имели громадное значение. У нас никогда не употреблялись стальные шпоры, как у англичан, и поэтому наши спорцмены не боятся, что их петух будет убит наповал первым ударом, и в силу этого у нас ценятся птицы, у которых запас силы сберегается к концу. У англичан бой решается первыми ударами, у нас – последними. Конец венчает дело, и петух, который выпалил весь свой запас на первых порах и ослабел к концу, не удостаивается иной чести, как попасть в лапшу.

В последнее время порода наших бойцовых кур стала заметно вырождаться, оставаясь долгое время без обновления крови, но было время – и при благоприятных обстоятельствах оно может возобновиться – что наши петухи были достойны удивления и, мне кажется, что в отношении достоинства кровности нисколько не уступали своим английским родоночальникам.

Но теперь, повторяю, охота наша значительно выродилась. Редко можно встретить птицу, достаточно удовлетворительную по статям; что же касается до цвета перьев, то громадное большинство наших птиц представляет жалкую каррикатуру прежнего великолепного петуха. На спине и плечах соловых петухов стало появлятся перо плохого мутно-глинистого цвета, вместо роскошного темно-красного, а перья гривы испещрены темными крапинами или полосками, что также не представляет ничего хорошего; цвет ног зачастую вовсе не соответствует общему колеру, а грудь, вместо атласно-черной, представляет на черном фоне бурые прометины, полоски и пятна. У темных петухов бархатный цвет пера заменился цветом, похожим на полинявший малиновый бархат, и в насмешку называется плисовым. В той же мере утратились и высокие боевые достоинства этой когда-то действительно замечательной породы. Исправить эти недостатки возможно лишь скрещиванием с первостепенными экземплярами выписных кур.

Тем не менее московский бойцовый петух есть, без сомнения, самая красивая и сильная из всех куриных пород, разводимых в России; в то же время это самая выносливая из наших благородных пород. Куры эти нисколько не боятся зимних стуж, господствующих в нашем отечестве. Они с легкостью переносят 20-30 градусные морозы, содержимые в холодных курятниках и сараях, часто плохо проконопаченных, и весьма неприхотливы и умеренны в пище. Куры правильно несутся даже зимой, если содержатся в умеренно-теплом помещении (не свыше 5 градусов тепла); даже в обыкновенных холодных курятниках они начинают класть яйца очень рано и иногда несутся в такие морозы, что яйцо трескается. Они, конечно, не могут назватся лучшими несушками, но зато представляют образец превосходнейших наседок и воспитательниц цыплят. Яйца их крупны и вкусны, равно как и мясо, которого очень много на грудной кости. Кроме того, эта порода по своим красивым формам, по величине, силе и крепости может с громадной пользой быть употреблена для улучшения наших туземных кур, а также для натурализации и улучшения посредством скрещивания некоторых иностранных пород, придавая крепость и выносливость нежным расам, как, например, испанской, малайской и доркингской, слишком чувствительным к нашим суровым морозам и холодным ветрам.

Возвратимся, однако, к причинам вырождения у нас этой полезной породы. Она стала клониться к упадку в течение последних 10 или 15 лет, вследствие энергичных преследований петушиных боев Обществом покровительства животных. Общество преследовало петушиных охотников не только в публичных местах (обыкновенно бои проходили на дворах при трактирах), но запрещало производить испытания боевых петухов и на домах частных лиц. Как только полиция замечала сходки охотников, хотя бы в числе нескольких человек с этой целью, тотчас спортцменов задерживали и составляли акты. Эти гонения настолько охладили охотников, что число их с каждым годом становилось все менее, и теперь в Москве их не насчитать и 50 человек.

Стало меньше любителей, стало меньше и птиц. Выписывать птиц из-за границы уже не было расчета по упавшей цене на них среди любителей. От этого стали происходить скрещивания родственных друг другу птиц, что неизбежно ведет к быстрому вырождению всякой породы животных.

Но нам могут возразить, что никто не запрещал любителям разводить бойцовых кур для обыкновенных целей, а не для боя, который есть зрелище жестокое и деморализующее нравы.

Как скорость есть мерилом чистокровности лошадей, так бой есть средство узнавать достоинство породы петухов. Форма бойцового петуха вполне гармонирует с его внутренними качествами: самая красивая и сильная птица обыкновенно оказываются победителями в боях. Форма есть пластика внутренних качеств петуха и, в свою очередь, обуславливается ими. Тем не менее, разводя красивых на наш взгляд птиц, не испытывая их боевых достоинств, мы рискуем уклониться от нормы, пользуясь нашим личным вкусом и предубеждением. Во всяком случае, мы не в состоянии проверить верность своих суждений и взглядов.

Если же разводить бойцовых кур для яйца и мяса, то это будет неблагодарный труд, так как существуют очень много других пород, специально славящихся в этих отношениях. Тогда было бы гораздо практичнее заняться разведением доркингов, кохинхинок, испанских или даже гамбургских кур.

И так, запрещение испытывать боевые достоинства петухов этой породы равносильно положительному уничтожению с лица земли превосходнейшей породы кур.

Во-вторых, мне кажется решительно непонятным, в чем заключается та зверская жестокость и та развращенность нравов, в которых обвиняются любители этого спорта.

Мне кажется, что это мнение возникло вследствие наплыва сентиментально-гуманных идей, модных в наше время, и от полного незнакомства с петушиным спортом.

Петух, какой бы то ни было породы, по природе – боец. Он идет в бой добровольно и совершенно несправедливо многие под словом «петушиный бой» разумеют нечто в роде травли. Это есть настоящий поединок двух витязей или же рыцерский турнир, где соперники бьются на равных шансах. Драчливость есть инстинкт, вложенный самой природою – без сомнения, с благою целью в самых многих животных. Попробуйте заставить драться петуха, который сам не идет в бой, и вы убедитесь в полной справедливости моих слов, что бой не есть стравливание. Если петух не пошел в бой добровольно, то противник может заколотить его до смерти, не вызвавь со стороны оробевшего ни тени сопротивления. С другой стороны, петух даже и не бойцовой породы ищет сам удобного случая подратся и, конечно, петухи, дерущиеся без надзора, изувечаться гораздо опаснее, чем в ширмах, на глазах хозяина, который не даст напрасно забить своего иногда очень ценного петуха, если видить, что он не в состоянии противостоять сопернику. К тому же и в этом спорте, как и во всяком, есть свои правила и судьи, ограничивающие произвол частных личностей.

Конечно, членами Общества покровительства животным руководит чувство жалости к несчастной участи животных; но назначение громадного большинства петухов всевозможных пород – служить пищею человеку; следовательно, и на бойцового петуха можно смотреть, как на предназначенного для стола. Неужели участь петухов сделается хуже от того, что его предварительно испытают в ширмах, чтобы узнать, годится ли он по своей силе, ловкости и выносливости быть оставленным на племя, и можно ли хоть на минуту сомневаться, что всякий петух предпочел бы опасности воинственной жизни участи быть немедленно заколотым ножем кухарки или повара. Общество покровительства животным с этой точки зрения идет диаметрально противоположно с интересами протежируемого животного.

Если Общество находит бой зрелищем развращающим, то почему же не преследуются состязания скаковых и рысистых лошадей, где лошади скачут на приз, конечно, помимо своей воли, часто задыхаясь и падая от изнемождения, иногда падая мертвыми от разрыва сердца, где ездок при падении часто рискует сломить себе шею?... Или почему бы не запретить охотится за невинными пернатыми с ружьем в руках, единственно из одного удовольствия убивать?... Ведь эти удовольствия гораздо кровожаднее петушиного спорта!...

Не запрещаются эти спорты потому, что они имеют целью пользу общества; но и распространение бойцовой породы связано с улучшением куроводства вообще и следовательно не менее полезно.

Если бы Общество покровительства животным знало, что бойцовый петух есть друг охотника, подобно тому, как арабский конь друг и товарищь араба, что охотник сам чувствует боль удара, наносимого его любимцу, и видело с какою заботою охотник ухаживает за своим любимцем, оно не стало бы обвинять петушиных охотников в жестокости и нашло бы этот спорт не развращающим, но смягчающим нравы, - оно увидело бы, что охотники есть самые верные защитники и покровители своих пернатых друзей.

Любитель петушиного боя в сущности такой же спортцмен, как и заводчик рысистых или скаковых лошадей; он также старается разводить лучших птиц как по красоте, так и по боевым качествам, - следовательно, и ему не чуждо эстетическое чувство; кроме того, он весь поглощен интересным вопросом для заводчика, ежегодно, испытывая свое верное суждение, свой меткий взгляд и способность подбора или спаривания тех или других птиц. Согласитесь, что все это такие вещи, против которых едва ли вооружилось какое-либо общество в свете. Нельзя же в самом деле запрещать любителям бойцовых кур заниматся улучшением этой породы единственное на том основание, что она бойцовая.

У Общества покровительства животным, как и у всякаго человеческаго общества, конечная цель есть благо человечества. Покровительство животным это есть путь, который оно избрало для достижения главной цели; но достигает ли ее Общество, преследуя людей, решительно безвредных и никому не мешающих, разрушая поэзию их жизни, отнимая у них те минуты высокаго наслаждения, которое чувствует каждый заводчик, когда цель его безустанных трудов увенчалась желаемым успехом...

Есть еще одно веское против охотников возражение, а именно, что при испытаниях боевых петухов обыкновенно происходят пари более или менее крупные. Это правда. Но как вы запретите человеку проиграть, если он этого захочет? Для этого найдется слишком много дорог. Если только это, то запретите держать крупные пари и только. Я убежден, однако, в том, что петушиный бой спас многих людей от некоторых действительно опасных дорог и пороков.

И. И. Абозин

 
.
Сайт разработан: А.Ларионов