Старая книга

Русские куры. Орловские и павловские.М.Н.Мариуца-Гринева г.Киев 1908 г.

М.Н.Мариуца-Гринева г.Киев 1908 г.

Орловские и павловские.

Как то осенью пришлось быть в Москве. Первым моим делом было отправится в сад Общества Аклиматизации. Там мне бросились в глаза две породы кур, невиданных мною нигде до тех пор; одна из них напоминала по формам тела султанских кур, по цвету – золотых падуанов; другая напоминала малайских, только с густой бородой, бакенбардами и изогнутым клювом. На первой стояло: «павловки», на второй «орловки». Так как об этих породы в иностранных книгах не упоминалось, то я попыталась было узнать, где они преимущественно водятся, кем и откуда выведены, отличаются ли они какими-нибудь, хозяйственными достоинствами или, подобно султанкам и малайским курам, представляют собою птицу нарядную, для украшения птичника. На эти вопросы я, к сожалению, не могла найти ответа, потому что никого из старших нельзя было разыскать, а сторож не мог мне всего этого разъяснить. Тогда же в Москве на птичьей выставке было много хороших кур, преимущественно нарядных (декоративных), но таких, как в саду, я не видела.

О павловских я прежде читала в книжке г.Арбашева «Птичья королевна». Там старушка-птицеводка рассказывает, что “на ее памяти” (она умерла 82 лет в 1875 году) были в России куры большущие-пребольшущие, которые несли много яиц и все крупных-раскрупных. Эту породу, продолжает она, вывели при императрице Екатерине Второй в селе Павлово, (знаменитом слесарными изделиями) из помесей каких-то австралийских кур с нашими простушками. От того и порода названа «Павловка», но нынче она перевелась, и ни за какие деньги ее нельзя иметь, так как все лучшие куры и петухи были скуплены англичанами и увезены в Англию, где и разводятся под каким-то другим именем. Но только далеко этой новой породе до нашей «Павловки» прежнего времени. Все это очень правдоподобно, за исключением величины роста и яиц, так как, по-видимому, старушка немного преувеличивала; в одном месте она говорит, что «кохинхинки и брамы несут большие яйца в роде индюшачьих», тогда как, напротив того, эти породы всегда несут яйца довольно мелкие сравнительно с их ростом, что и составляет недостаток этих кур.

В одном из номеров «Земледельческой Газеты» был помещен ответ г-жи де – Сан-Лоран, которая советует держать орловок, как выносливую и носкую породу; затем мне пришлось увидеть очень хороших павловок и орловок в Вене, в здании Общества птицеводства, на Пратерь. Там, во дворе Общества, г. Борау, негоциант из Москвы, устроил на свой счет помещение для пятидесяти гнезд; помещения эти остались в пользу Общества, за что оно избрало г. Борау в свои почетные члены.

Между многими замечательными курами, которых он прислал туда, были русские павловки, орловки и русские голуби, которые в южной России называются туркутами, а у немцев и французев – трубачами или барабанщиками.

Мне очень хотелось испытать у себя эти две породы кур, я приобрела в Туле пару цыплят орловок и пару павловок. По приезде их поместили в отдельное помещение, вновь выстроенное, где еще никогда не было других кур. Все птицы сильно простудились дорогой: у орловок в ноздрях была засохшая материя, изо рта шел дурной запах, язык обложенный (на языке типуны); все указывало на застарелый насморк, если не на начало дифтерита. Их надо было лечить, а потому несколько раз держали над дегтярными парами, промывали несколько дней ноздри самым слабым бертолетовым раствором, стали кормить молочной и жирной кашей, говядиной и т.п. Орловки совершенно поправились. Характера орловки неуживчивчивого, драчливого, взаперти их трудно держать с другими породами. К весне они все таки пропали от дифтерита. Павловка – курица, бывшая по виду совсем здоровой, с наступления холодов заболела дифтеритом хохлатых кур: запухли обе щеки, глаза, из ноздрей потекла материя; несколько дней она была совсем слепа, затем умерла одна, затем другая. Замечательно, что из полугодовалых цыплят, находящемся в теплом курятнике, заболели дифтеритом только гуданы и бентамки, а скрещены гуданы и брамы, бойцовые голошейки и плимутроки все до первого ноября жили в саду и были здоровы.

По красоте свой павловки превосходят золотых падуанов, от которых они отличаются низкими, покрытыми перьями ногами и особенным гребнем; орловки менее красивы. Нет сомнения, как и все нынешние многочисленные породы кур, они произошли от скрещивания различных пород между собой, но от этого их достоинства не уменьшаются.

Так как обе эти породы – наши русские и так как, по словам наших известных птицеводов, как А.С. Баташев, они быстро исчезают, я считаю не лишним обратить на них внимание русских хозяев и привести подробное писание этих пород, сделанное двумя известными в Европе деятелями по птицеводству, председатель Венского Общества птицеводства бароном Вилла-Секка и профессор ветеринарии Цюрном в Лейпциге. Вот что пишет барон Вилла-Секка. “Г.Отто Борау, устроивший для Общества на свои средства отличный “Куриный парк” привез из Москвы две породы настоящих русских кур. Куры одной из этих пород – орловки – замечательная птица: большая, сильная, с совершенно особенными, орлинообразными головами. Клюв у них изогнут и, подобно ногам, желтого цвета. Затылок очень толст и выгнут, что придает им особенный вид. Голова гладкая; бакенбарды и борода большая. Петух и две курицы желтого цвета с белыми пятнами; две курицы чисто-белые. Последние имеют сходство с белыми малайскими, появившимися было под названием наполеоновских кур; разница между ними только в устройстве головы и клюва.

Вторая порода – павловки – маленькие куры, на низких, покрытых перьями ногах, с хохлом в виде шлема (не рассыпанным) золотистого цвета ( Goldlack farbe); по цвету и фигуре они напоминают золотистых турецких или султанских, а по строению хохла – золотистых брабантских. Эти миловидные и очень правильно расписанные куры производят приятное впечатление. Черный и коричнево-золотистый цвет перьев очень густ; цвета ярко отличаются один от другого». Профессор Цюрн пишет следующее: «В последнее годы в наших газетах два раза появлялись сведения о русских породах кур. Первое появилось в газете птицеводства, издаваемой Энгельгартом в Нюренберге, здесь было сообщено, что ученый садовник Мейзель в Нюренберге имеет гнездо русских деревенских кур, которые так сходны между собою по наружному виду, что их происхождение от тщательно содержимых племенных кур несомненно. Затем была помещена заметка барона Вилла-Секка, в которой он с похвалой отзывался о двух новых породах, привезенных из Москвы. Одна называется павловкою, другая орловкою». Кур Мейзель Энгельгардт описывает так: «Петух и куры равны по росту деревенским курам средней величины, крепкого и короткого строения, с замечательно маленькими, продолговато-плоскими головами, с гребнем как у ла-флеш (в виде прямых рогов) и короткими гортанными подвесками. Кругом лица – бакенбарды, под клювом – борода. Глаза темно-карие, клюв короткий и сильный; ноги серого цвета, голы, средней толщины, шенкеля же у петуха, который имеет чрезвычайно длинные шпоры, очень развиты. Все эти птицы черного цвета, с белого цвета перьями вокруг шеи, на спине и в хвосте. Гребень, лицо, гортанная подвески ярко-красного цвета; ушные сережки белые. Петух имеет богато-оперенную шею и большой, серпообразный хвост. Эти куры не кажутся схожими ни с павловками, ни с орловками, судя по описанию барона Вилла-Секка. Эти две последние породы я получил недавно из России, прямо из Москвы. Один из моих слушателей, Ал.Лист младший из Лейпцига, был так любезен, что приобрел их в Москве и сам привез мне в Лейпциг. Гнездо павловских кур он достал от одного из лучших заводчиков этой породы в Москве, фон-Шлиппе; они получили награду в Москве. Фон-Щлиппе был очень рад, что в Германии начинают интересоваться русскими породами и отказался от денег за присланных мне птиц, за которых можно его искренно поблагодарить. Павловские куры (названные так по городу Павлову) давно уже пользуются известностью в России. Они выведены еще в царствование Екатерины Великой. Они напоминают, как говорит барон Вилла-Секка, золотых падуанок, но не теперешних, а например тех, которые были нарисованы в книге Poultry book Гаррисона Вейра, изд. Винафильдом и Джонсоном, с прекрасными раскрашенными картинками, под именем Golden-Spangler Polands, только павловки отличаются более короткими ногами, покрытыми густыми перьями (Англичане называют падуанок “польскими” курами за их высокий хохол).

Павловки, которых я получил, очень красивые птицы, немного робкие; относительно их пригодности в хозяйственном отношении, я, само сабою разумеется, ничего не могу сказать. Курица среднего роста, сжата с боков, ноги желто-серого цвета, низкие, в скакательном суставе очень согнутые и покрыты густыми перьями. Главный цвет перьев тот же, что и у золотых падуанок. Петух имеет великолепную шейный обвеску (Galsbehang), которая состоит из желтых и коричневых, блестящих перьев. Борода у петуха почти черная. Между черными перьями на груди и на верхушке скакательного сустава, на пятках, коричневые перья. Курам не достает черной груди. Хохол или шлем петуха почти весь состоит из белых перьев; у основания его – черные, желтые и коричневые перья. Хохол не в виде шара, а имеет форму букета, также и у кур, которые имеют в чепце перья коричневые, желтые, черные и белые. Клюв желтый, сильно загнутый спереди. Черная борода и маленькие бакенбарды. Сережки – синие или синевато серые. У петуха маленький красный, рогатый гребень и красные, очень маленькие гортанные подвески. Хвост у петуха имеет у основания черные и коричневые перья. Большие серповидные перья белого цвета, остальные перья хвоста – белые или коричневые, с желтой каймой или пятнами.

«Орловские бойцовые, как называют их в России, очень схожи между собою по цвету. Пять кур и петухов красно-коричневого цвета, вроде красно-седных иокагам. Кое-где на голове и шее беловатые перья, при этом белая борода и белые щеки (бакенбарды). Голова очень плоская, клюв большой, желтый, изогнутый как у орла. Желтые высокие, гладкие ноги. Цвет петуха красно-коричневый, грудь черная, перья хвоста тёмно-зелёные, темнее чем у кур. Гребень у петуха – как у малайца: в роде маленькой красной шишки; у кур только след гребня у основания клюва, вверху. Орловские бойцовые, которые, кажется, будут довольно велики (я получил поздние выводки) очень ручные и, вместе с тем, прожорливые куры. Они кажутся на первый взгляд происходящими от скрещивания малайцев с большими английскими бойцовыми. В России эта порода давно сохраняется чистою. Малайский тип у нее преобладает.

«Эти куры представляют особый интерес для тех, кто полагает, что мы должны ввозить в Германию кур из северных, а не южных стран, чтобы выводить крепкие, более соответствующие нашим климатическим условиям, породы».

В приведенном описании профессора Цюрна невольно бросается в глаза то, что хозяйственное значение этих двух пород не известно. Если бы заводчики, присылая птиц, подробно объясняли их хозяйственные достоинства, немецкий профессор написал бы, «что, по словам русских заводчиков, они отличаются тем-то и тем-то». Во всяком случае куры эти очень важны для нас, потому что выведены на севере России, и следовало бы позаботится о сохранение этих красивых пород. На них следовало обратить особое внимание ближайшему Обществу птицеводства. В Туле, где больше всего орловок, и в Павлове (если не ошибаюсь, в него едут на пароходе из Нижнего), следовало бы каждый год устраивать выставки орловок и павловок разных цветов. Выставки должны устраиваться просто и дешево. На каждый цвет следует назначить три, четыре награды, но не медалями, деньгами, что для простого заводчика самое главное. Следует также советовать заводчикам не продавать заводских гнезд, а то у нас бывает так: приезжает какой нибудь покупатель и пристает к заводчику, чтобы тот продал непременно птицу составляющую завод, и заводчик продает, благо ему перепадает лишний рубль, а себе оставляет худшую птицу. Кроме выставок главным двигателями птицеводства признаны: раздача петухов для скрещивания и устройства чистокровных племенных питомников или станций. Скрещивание делается, чтобы придать более выносливости породе, или чтобы не передавать недостатков, присущих некоторым чистокровным породам и т.п. Мне кажется, раздавать орловских и павловских петухов для скрещивания с простыми курами не следует, а нужно их, как и бойцовых, разводить в чистом виде, устраивать племенные питомники и раздавать гнездами, а не петухами. Германское общество птицеводов с которых следовало бы брать пример всем другим европейским обществам птицеводства, придерживаются следующего способа усовершенствования птицеводства.

М.Н.Мариуца-Гринева г.Киев 1908 г.

 
.
Сайт разработан: А.Ларионов